Симонов

КОНСТАНТИН СИМОНОВ И ЛИТЕРАТОРЫ: БОРЬБА ПРОТИВ И ЗА

Константин Симонова внёс огромный вклад в советскую литературу. Писатель был редактором нескольких журналов и газет, секретарем Союза писателей и даже депутатом. Без его помощи и участия советские читатели не узнали бы такие великие произведения как «Сашка» Вячеслава Кондратьева, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, «По ком звонит колокол» Эрнеста Хемингуэя.Именно Симонову принадлежит первый полный перевод пьес Артура Миллера и Юджина О’Нила. 

Он старался помочь всегда и всем, особенно когда дело касалось выпуска в печать военных мемуаров солдат. Помимо этого, писатель активно принимал участие и в решении бытовых проблем своих фронтовых товарищей — выбивал квартиры, устраивал в больницы, хлопотал за сослуживцев, не получивших заслуженные награды.

Симонов всегда куда-то писал письма, за кого-то и о чём-то просил. Это касалось и «пробивания» спектаклей «Современника» и «Театра на Таганке». Ему же мы обязаны организацией первой посмертной выставки Владимира Татлина, восстановлению выставки «XX лет работы» Владимира Маяковского. Без него не сложилась бы кинематографическая судьба Алексея Германа и десятков других кинематографистов, художников, литераторов.

Русский Хемингуэй, как его называли, просто поражал своей работоспособностью. Он отвечал на каждое пришедшее ему письмо и старался помочь не только словом, но и делом. Именно Симонов встал на защиту Лилии Брик, которую высокопоставленные «историки литературы» решили вычеркнуть из биографии Маяковского.

Трудно даже представить, что в жизни этого великого человека был период, воспоминания о котором были для него слишком болезненны. По мнению В. Н. Ерёменко, «в конце жизни он будто бы каялся за свой конформизм и те уступки чиновникам от литературы, когда был главным редактором «Литературки», а затем и «Нового мира».

Сразу после войны Константин Симонов обретает всесоюзную славу поэта и писателя. Его успехи в продвижении по карьерной лестнице впечатляют: сначала главный редактор журнала «Новый мир», затем главный редактор «Литературной газеты», первый заместитель Генерального секретаря Союза Писателей СССР. Пять Сталинских премий каждый год и одна Ленинская. Вместе с наградами он обретает и статус «поэта, любимого властями».

После разрыва дипломатических отношений с Югославией Симонов написал политический памфлет «Кровавые дураки». Такое громкое название статьи придумал сам Сталин и лично, собственной рукой вписал в эту статью финальный абзац. Поддавшись политическому веянию того времени, Симонов участвовал и в кампании против «безродных космополитов». Она проводилась в СССР в 1948-1953 годах и была направленна против скептических и прозападных тенденций среди советской интеллигенции, которые рассматривались как «антипатриотические».

Сегодня многие исследователи, описывая данную кампанию, считают её антисемитской по характеру. Действительно, она сопровождалась обвинениями советских евреев в «безродном космополитизме» и враждебности к патриотическим чувствам советских граждан, а также арестами и увольнениями со многих постов и должностей.

От кампании пострадали не только живые, но и умершие писатели, чьи произведения были осуждены как космополитические или очернительные. Так, произведения Ильфа и Петрова были запрещены к печати, произведения Александра Грина, причисляли к «проповедникам космополитизма». 28 января 1949 года в «Правде» вышла редакционная статья «Об одной антипатриотической группе театральных критиков». Статью писал коллектив авторов, помимо этого, к работе привлекли весь цвет руководства Союза писателей — Александра Фадеева, Константина Симонова, Анатолия Софронова и других.

Статья была отредактирована лично Сталиным, который и дал ей название. Главным обвинением в сторону критиков с характерными еврейскими фамилиями Юзовский, Гурвич, Варшавский и Борщаговский служило то, что они по мнению авторов «пытаются дискредитировать передовые явления нашей литературы и искусства, яростно обрушиваясь именно на патриотические, политически целеустремленные произведения под предлогом их якобы художественного несовершенства».

Все они обвинялись в борьбе «против стремления изобразить цельный, всепобеждающий характер советского человека». Симонов участвовал также и в погромных коллективных собраниях против Михаила Зощенко и Анны Ахматовой, в травле Бориса Пастернака, подписывал письма против Солженицына и Сахарова.

Сложно назвать причины, по которым он всё это делал. До конца неизвестно, было ли это искреннее стремление или просто желание выслужиться. Историки утверждали, что впоследствии Симонов очень раскаивался за свои взгляды и поступки, когда шёл на поводу у партии. 

В 1958 году писатель был снят с должности редактора «Нового мира» и отправлен в Узбекистан собственным корреспондентом газеты «Правды» по Средней Азии.
В Ташкенте началась его дружба с журналистами, среди которых был и Абрам Вулис. 
Несмотря на молодой возраст, он был первым литературоведом, которому Елена Сергеевна Булгакова разрешила ознакомиться с рукописью, представлявшей собой «маленький томик, забранный в коричневый коленкор».

Впечатленный прочитанным, Вулис упоминает о романе «Мастер и Маргарита» в своей кандидатской диссертации, на защиту которой он и пригласил Константина Симонова. Тот пришёл, появившись в зале ровно за минуту до начала события. Спустя какое-то время они встречаются для обсуждения издания «Библиотеки сатирического романа» в приложении к журналу «Огонёк».

Тогда же и возникла задумка издать единым собранием сочинений романы, описанные в диссертации. Сам Вулис вспоминал этот диалог так:

— А что это «Мастер и Маргарита»? 
— Это очень сложный роман... — начал мямлить я. — Действие происходит параллельно в двух временах... Библейские главы чередуются с современными... Сатана попадает в Москву тридцатых годов…

Редактор «Огонька» Софронов одобрил эту идею, вот только реализации проекта помешали обстоятельства. Но рукописью уже заинтересовался сам Симонов, впоследствии став даже горячим поклонником булгаковского произведения. Литературная Москва была взбудоражена слухами о великом романе, которые и привели наконец-то к его первой публикации. 

И вот в 1966-1967 годах в журнале «Москва» впервые была напечатана сокращённая версия романа «Мастер и Маргарита». Предисловие к нему написал Константин Михайлович Симонов: «Мастер и Маргарита — одна из тех книг, которые разные люди читают по-разному, по-разному любят и разное находят в них для себя. В мою, например, душу и в мою благодарную память после чтения романа глубже всего вторгается беспощадно точный рассказ об одном дне римского прокуратора Иудеи Понтия Пилата — этот роман в романе, психологический внутри фантастического, эта великолепная проза, нагая точность которой вдруг заставляет вспоминать о лермонтовской и пушкинской прозе».