история

03/09/2019

История дома на каширке 

История любого города – это не только биографии выдающихся местных жителей или хронология событий, но и история архитектуры. Чаще всего о ней судят по «именитым», «знаковым» зданиям. Это Московский Кремль и Эрмитаж в Петербурге, Храм всех религий в Казани или Рыбацкая деревня в Калининграде. Но есть и другие, не отмеченные вековой историей или известными жильцами, но от этого не менее интересные. В этой статье речь пойдёт о доме 16 на Каширском шоссе, где сегодня расположена Центральная библиотека № 136 им. Льва Николаевича Толстого.


В 1954 году начался седьмой и последний переезд библиотеки им. Льва Николаевича Толстого. Ее новым адресом стал дом № 16 по Каширскому шоссе. На площади 1252, 6 кв. м. были обустроены два читальных зала, абонемент, зал массовых мероприятий (ныне Толстовский зал).
Книжный фонд был универсальным и составлял 98 945 единиц хранения. Примечательно, что первыми читателями Библиотеки им. Л.Н. Толстого стали дети. Несмотря на то, что Толстовка, как её называют все читатели и гости библиотеки, всегда была взрослой библиотекой, пожелания детей были учтены: сначала была организована детская «передвижка», а вскоре возник и постоянный детский отдел.

Толстовка быстро завоевала сердца новых читателей не только качественным фондом, но и интересными книжными выставками, концертами, книжными и поэтическими клубами. Если в 1954 году количество читателей библиотеки составляло 8764 человека (значительное отставание от показателей), то уже в 1957 году их число перевалило за 10 тысяч человек. До 120 тысяч единиц вырос и книжный фонд.

Сегодня известно, что в те годы очереди в библиотеку не были редкостью: всем хотелось получить книжные новинки, принять участие в мероприятии или послушать выступление известных артистов, поэтов и деятелей культуры. За годы работы в стенах библиотеки выступали Зиновий Гердт, Сергей Михалков, Римма Казакова, Сергей Васильев, Юнна Мориц и многие другие. Колоссальным событием для библиотеки стал приезд и выступление потомка великого русского писателя – Владимира Ильича Толстого.

Здание в стиле «сталинского ампира», в которое переехала библиотека, выделяется в основной массе домов квартала своей нетипичностью, даже некоторой помпезностью. Но какова история этого дома?

~10 000

в 1957 году

«Сталинский» дом на Каширском, 16, в котором находится Толстовка, и соседний дом под номером 1/1 принадлежат к «розенфельдовской серии», названной так по фамилии одного из выдающихся советских архитекторов жилых домов – Зиновия Моисеевича Розенфельда. Дома были построены в 1953-1954 году в ходе застройки района Москворечье. Новый жилой квартал разместился на «развилке» Старокаширского и Варшавского шоссе. Эти дома являются логическим завершением интересного проекта, реализованного архитектурным бюро З. Розенфельда с 1948 по 1955 годы. 

После окончания Великой Отечественной войны чрезвычайно остро встал вопрос жилищного строительства. Подавляющее большинство московских старожилов и новых жителей города проживали в коммунальных квартирах, бараках, общежитиях, жилых «приямках». Отдельная квартира была роскошью. Нельзя сказать, что жилые дома не строились. Строились, но очень медленно. «Сталинские» жилые дома были качественными, просторными, эстетически привлекательными, а некоторые – помпезными, роскошными, но очень дорогими в строительстве. К тому же квартиры в «сталинках» распределялись прежде всего среди партийных работников, военных, артистов и ученых. Разумеется, советские архитекторы искали пути устранения системного недостатка «сталинской» архитектуры с тем, чтобы ускорить темпы строительства качественного, но доступного жилья для всех. 

Проект Зиновия Розенфельда начался в московском районе Сокол, в районе Песчаных улиц, и оказался крайне удачным. В 1952-1953 годах было принято решение перенести практику подобной застройки в другие районы Москвы. Именно с «розенфельдовских» домов началась застройка территории между Старокаширским и Варшавским шоссе.

Проект Зиновия Розенфельда начался в московском районе Сокол, в районе Песчаных улиц, и оказался крайне удачным. В 1952-1953 годах было принято решение перенести практику подобной застройки в другие районы Москвы. Именно с «розенфельдовских» домов началась застройка территории между Старокаширским и Варшавским шоссе.

Дом №16, в котором сегодня расположена Центральная библиотека №136 им. Л.Н. Толстого, и соседний с ним дом №1/1 были выстроены с учетом и устранением большинства ошибок и просчетов, допущенных ранее. Разумеется, дома возводились в полном соответствии с бытовавшей тогда практикой «ансамблевого» строительства.

Как и в случае с районом Сокол, на Старокаширском шоссе дома №16 и №1/1 возводили новаторским поточно-скоростным методом, впервые применённым еще в 30-е годы.  

В домостроительных комбинатах заготавливалось всё: секции дома, облицовка, декоративные и функциональные детали. Детали доставлялись на место строительства, и бригады рабочих собирали всё на месте. Дома возводились приблизительно четыре месяца: от котлована до полностью готового строения. 

Новым словом в строительстве стал монтаж декоративных керамических и бетонных облицовок сразу же, во время кладки. Изготовление всех деталей внешнего декора стандартизированным способом по типовому проекту позволило сэкономить до 25% средств на строительстве. 

Дом №16 и №1\1 немного отличаются от своих «сородичей» на Новопесчаной. Во-первых, в них используется не только традиционный силикатный (серый), а еще и пустотелый «оранжевый» кирпич. Во вторых, размерами и этажностью: дома на Каширском шоссе выше, они восьмиэтажные (плюс цоколь), при том, что на Соколе большинство «розенфельдовских» домов имеют 4-5 этажей. Также активно применяется т.н. керамический «бриллиантовый руст»: та самая ребристая светлая облицовка. 

Зиновий Розенфельд, как и многие его коллеги, тяготели к классической архитектуре, и таким декором отдали дань уважения Грановитой Палате Московского Кремля. Карнизы в античном стиле – ещё одна дань уважения классической архитектуре. Несмотря на некоторую критику такой отделки (она лучше смотрелась на малоэтажных домах Сокола), дом выглядит нарядно, узнаваемо. Боковой руст придает дому внешнюю «собранность», «жесткость». Интересным архитектурным решением третьего этажа являются системы вертикального озеленения – маленькие узкие «балкончики» для горшков с цветами у некоторых окон, которые жильцы чаще всего использовали как импровизированные холодильники в зимний период. Эти карнизы были своеобразной компенсацией за отсутствие балконов на нижних этажах, а при использовании по назначению придавали дому праздничный вид. 

Стоит отметить, что дома №16 и №1\1 по Каширскому шоссе несколько отличаются от таковых на Новопесчаной и улице Куусинена. Например, на домах отсутствовали мансарды, свойственные ряду домов на Соколе. Мансарды, построенные в свое время как «выход из положения» после критики малоэтажности, впоследствии предназначались для творческих студий художников и архитекторов. 

Тяга архитектора и его коллег к классике позволила применять круглые и полукруглые окна как элемент декора цокольного этажа и входов в подъезды. Окна цокольного этажа в доме, где расположена Толстовка, именно такие – полукруглые, чередуются с обыкновенными. Они визуально увеличивают объем и высоту помещения, придают внешнее благородство. При этом очень заметно ярко выраженное деление здания на цоколь, основную часть и завершение. Это придает зданию выразительность и торжественность. 

Во время строительства дома применялись новаторские методы. Например, были сделаны угловые секции нового типа. Это позволило увеличить «плотность» дома при внешней компактности. Кроме того, небольшие углы увеличили площадь сквера, разбитого с обратной стороны двух домов самими жильцами. Интересно, что именно разработка новых угловых секций позволила коллективу архитекторов избежать прежней критики. Дело в том, что П-образные и Н-образные дома (как на Соколе) уменьшали освещенность и визуальный объем дворов, делая их «мрачными». На Каширском шоссе этой ошибки уже не произошло

Вскоре сквер получил стилистически проработанное ограждение (его остатки видны и сейчас), став подобием мини-парка. Сквер находится выше, но интегрирован с двором, в котором располагались трансформаторы, которые служили мишенью бесчисленной критики жильцов из-за громкого звука работы. Интересной особенностью является то, что оба дома стоят на склоне, сходящем к оврагу (там сейчас ТЦ Каширский двор и путь на Коломенский проезд). Площадку под строительство дома террасировали. И в задней «стенке» насыпи террасы расположили гаражи для немногочисленных автомобилей жильцов. А из необходимости контроля движения почв на доме были установлены сейсмодатчики. Изначально дома отапливались угольными котельными, а позднее получили центральное отопление.

Первыми жильцами дома стали низовые партийные работники, военные, а также жители поселков в районе ВДНХ, которых переселяли в связи с застройкой. Разумеется, как и у всякого необычного дома, здесь есть свои легенды. Некоторые жители считают их «генеральскими» или «КГБ-шными», циркулируют слухи о живших здесь высших партийных руководителях. Скорее всего, это действительно легенды, так как дома на Новопесчаной и Каширском шоссе никогда не имели «элитного» статуса, а были типовыми. При этом качество и метраж квартир были существенно выше, чем в по-настоящему массовых «хрущобах» и «брежневках», а потому конструктивные принципы «розенфельдовской» серии использовались в т.н. «цэковских» домах для низовых партработников до середины 80-х годов. 

К сожалению, дома №16 и 1\1 по Каширскому шоссе стали одними из последних в череде домов «сталинского ампира». 4 ноября 1955 года вышло знаменитое Постановление № 1871 ЦК КПСС и СМ СССР «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». На смену данному архитектурному стилю пришла функциональная типовая архитектура, которая с теми или иными незначительными изменениями создавалась до конца существования советского государства. 

Важным дополнением является тот факт, что именно «розенфельдовская» серия стала активно тиражироваться во многих городах Советского Союза. Несмотря на удаление многих элементов декора, дома оставались намного более эстетически привлекательными, нежели индустриальное строительство «для всех». И сегодня многие дома на улицах Ленина, Мира, Центральных несут в себе наследие московского эксперимента архитектора Зиновия Моисеевича Розенфельда.  


Материал подготовлен сотрудниками Центральной библиотеки № 136 им. Льва Николаевича Толстого